mne.by - Поиск организаций, товаров и услуг по городу Витебску и Беларуси.

 
     
     
 
 
     
     
 
 Мы на Twitter
 
     
     
 

Статьи

СМИ и последние новости

История завода Ламборгини

Представьте, что тракторный завод «Беларусь» выпускает легковой автомобиль по цене квар­тиры в центре столичного мега­полиса. Примерно так со стороны выглядит история Lamborghini.

«Ферруччио Ламборгини хотел доказать, что может строить ма­шины лучше, чем Энцо Феррари. Правда, у него не было опыта и де­нег на дорогие двигатели. И тогда он построил автомобиль с мото­ром от трактора», - рассказывает мне Кьяра Сандони, пресс-атташе Lamborghini. Я провожаю взглядом очередной ярко-оранжевый авто­мобиль, с рокотом устремляющий­ся к горизонтам Модены «на обкат­ку». Именно здесь, в крошечном итальянском городке с совсем не крошечным названием Сант-Агата Болоньезе, Ламборгини когда-то радовал местных фермеров креп­ко собранными из военных машин тракторами. Теперь серые стены сменились панорамными стекла­ми, тракторы - элитными супер­карами, а повседневная одежда сотрудников - дизайнерскими нарядами из собственной линии Lamborghini. Когда в 1962 году на глазах остолбеневших рабочих Ламборгини по кускам разобрал свой Ferrari 250 GT, разнося в пух и прах «стандартность» деталей, он пообещал, что построит авто­мобиль лучше. Как бы выглядела автомобильная индустрия без по­добных историй про талантливого ремесленника, ставшего легендой благодаря постигшему его разоча­рованию?

«Тракторов у нас не осталось, на складе стоит последний - открещивается от истоков Кьяра, пока мы проходим в залитое све­том складское помещение музея Lamborghini. - Зато есть первая модель Ферруччио - 350 GTV. Чтобы сделать кузов ма­шины как можно более легким, Ламборгини создал большинство деталей из алюминия. Поэтому на крыле шильдик - Superleggera, «суперлегкая». Это имя сверхлег­кие Lamborghini будут носить и почти полвека спустя. За два года - с 1964-го по 1966-й - было построе­но 120 машин. Для современности это совсем не много. Но тогда, в са­мом начале истории компании и с учетом цен на эти автомобили, это был прорыв. Ведь GT стоила около миллиона лир. Примерно 400 ты­сяч евро по сегодняшним меркам.

Волевой подбородок Ламборгини никак не вязался с образом любителя гороскопов, но, отчасти потому что Ферруччио родился под знаком Тельца, отчасти потому что он всегда считал себя напори­стым и упрямым, почти все модели Lamborghini получали названия, навеянные испанской корридой. Со временем, правда, реальная причина сменилась куда более ро­мантичной догадкой: бык на капо­те символизирует мощь и перво­бытную силу животного, отголоски которых слышны при каждом рыке пробуждающегося12-цилиндрово- го мотора. Легендарная Miura, 4-я модель Ферруччио, стала именно такой. «Это был гигантский шаг не только в истории Lamborghini, но и для всей автомобильной ин­дустрии, - не отрываясь, смотрит на машину Кьяра. - На премьере в 1966 году ее окрестили первым спортивным суперкаром в мире». Но как же «крыло чайки», Mercedes 300 SL? «Возможно, первым супер­каром от Lamborghini. Ведь ком­пания была довольно молодая - по сравнению, скажем, с Ferrari», - уточняет Кьяра.

Впервые в исто­рии фирмы мотор автомобиля располагается по центру. Но тот, кто называл это смелым шагом, наверняка поперхнулся от следу­ющих работ итальянского экспе­риментатора. Ферруччио пытал­ся угнаться за всеми трендами - и строил, например, спортив­ные универсалы с большим ба­гажником: «Espada - с 1966-го по 1975-й выпущено 1200 моде­лей - настоящая семейная маши­на. Правда, для семей, любящих ездить на скорости 250 км/ч», - рассказывает в интервью "Новостям Сегодня" Кьяра. Создавал он простые и «понятные» моде­ли, вроде Jarama, которые эти­ми качествами очень нравились джентльменам и бизнесменам, а возможностями багажника - их женам... Но все это - чтобы по­том снова вернуться к Miura. «По­ток просьб со стороны клиентов о возобновлении выпуска модели заставил Ферруччио Ламборгини создать Miura Supervelocca - сверх­скоростную версию, развивавшую беспрецедентные 300 км/ч. Но вы­пустил он только 160 машин за два года - с 1971-го по 1973-й. Мотор в центре, большой багажник.». Голос Кьяры заглушается моим собственным пульсом. Ми­молетное движение за окном, но я успеваю заметить, что это был он. Сногсшибательный Lamborghini Reventon, одна из 20 существую­щих в мире «игрушек» за 1,5 мил­лиона евро. «Это был Reventon?», - спрашиваю я, притворяясь безраз­личным. «Может быть», - говорит Кьяра. Всего через полчаса вы­яснится, что тень самого дорогого музейного экспоната не была пло­дом воспаленного журналистско­го сознания: к тому моменту осед­ланный неизвестным счастлив­цем Reventon давно уже оказался за пределами Болоньи.

Источник: http://today-digest.ru